Доскажалоб.рф » Политика и госструктуры » Другое » Жалоба / отзыв: Кассационная жалоба в ВС РФ

Жалоба / отзыв
Кассационная жалоба в ВС РФ

В Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

от истца Селоустьева Владимира Вячеславовича
проживающего по адресу:
662971, г. Железногорск, Красноярского края,
ул. XXII-партсъезда дом 5, кв. 23,

ответчик: ООО «ФЦ-Редут», адрес: 660133,
г. Красноярск ул. П. Железняка, 46 «д»

Кассационная жалоба

На, вступившее в законную силу 25 июня 2012 года, судебное решение от 04 апреля 2012 года судьи Железногорского городского суда Красноярского края П.В. Колегова, при секретаре судебного заседания Н.В. Браун, с участием представителя прокуратуры ЗАТО г. Железногорск Красноярского края - ст.помощника прокурора И.А. Рябых, представителя истца А.Н. Осипова и представителя ответчика С.А. Шестерня, о частичном удовлетворении иска Селоустьева В.В. о защите чести и достоинства, компенсации морального вреда и возмещения материального вреда по «Закону о защите прав потребителей» к обществу с ограниченной ответственностью «ФЦ-Редут», на апелляционное определение от 25 июня 2012 года по апелляционной жалобе истца Селоустьева В.В. судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда в составе: председательствующего Федоренко В.Б., судей Щуровой А.Н., Ашихминой Е.Ю., с участием прокурора Краснопеевой О.В. при секретаре Коцаревой И.Г. о частичном увеличении суммы имущественного вреда и упущенной выгоды, связанной с хранением сгоревшего автомобиля, которые были обжалованы в президиум Красноярского краевого суда по ч.3 ст.377 ГПК РФ.
Согласно ч.2.ст.376 «Судебные постановления могут быть обжалованы в суд кассационной инстанции в течение шести месяцев со дня их вступления в законную силу», следовательно, последний срок кассационного обжалования в моём случае 25 декабря 2012 года.
С решением суда первичной инстанции и определением суда апелляционной инстанции в части: 1) отказа компенсации морального вреда, нанесённого мне представителями ответчика распространением заведомо ложных и надуманных сведений, порочащих мою честь и достоинство, по ст. ст. 152, 1100 ГК РФ; 2) отказа компенсации тяжкого вреда моему здоровью, в результате перенесённых длительных моральных переживаний, по причине необоснованного обвинения меня представителями ответчика в уголовном преступлении по ст. ст.167 и 303 УК РФ, ссылаясь на сфальсифицированное доказательство – комплексное заключение экспертов №124 от 05.06.2009 года, полученное при проверке качества проданного автомобиля без досудебного спора и заведомо ложные показания эксперта-автотехника Омышева М.Г., выступившего в суде в качестве специалиста по иску владельца автомобиля к ответчику ООО «ФЦ-Редут» 29.12.2009 года; 3) отказа признания комплексного заключения №124, заведомо ложным, то есть выполненного с преступной небрежностью и с многочисленными нарушениями Федерального законодательства; 4) частичного отказа возмещения упущенной прибыли в большей её части; 5) отказа вынесения судом частного определения в общество по защите прав потребителей; 6) отказа выполнения судом своей обязанности по сообщению в органы дознания признаков состава преступления ответчиком по ст. 303 УК РФ; 7) отказа взыскания пятидесятипроцентного штрафа с ответчика за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя по ст.13 «Закона о защите прав потребителей» ; не согласен и считаю их незаконными, так как судом первой инстанции допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов, а судом второй инстанции не исправлены эти нарушения.
С кассационным определением судьи Н.В. Бугаенко президиума Красноярского краевого суда, отказавшим в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, не согласен, так как в кассационной жалобе я указал на то, что суд второй инстанции, не отменяя решение суда первой инстанции, признавшим меня потребителем, не признал меня потребителем автомобиля. Судья Н.В. Бугаенко не заметил существенные нарушения норм материального права, по статьям 15, 152, 421, 965, 1064, 1065, 1095, 1083, 1099, 1100 ГК РФ и нарушения норм процессуального права, по статьям 2, 12, 55, 61, 157, 188, 191, 226 ГПК РФ. По существу судья Н.В. Бугаенко, решил что нарушения судами первой и второй инстанций норм материального и процессуального права не существенны, то есть не существенно, что: 1) продавец автомобилей может продолжать установку автосигнализаций с использованием пожароопасных ненормативных соединений проводов (скруток), подвергая жизнь потребителей опасности - заживо сгореть в автомобиле; 2) ответчик может безнаказанно порочить честь и достоинство, обвиняя законопослушных граждан в уголовных преступлениях, не вступавших с ним в спорные отношения; 3) продавец может далее фальсифицировать вещественные доказательства при проверке качества товара и фальсифицировать письменные доказательства, предоставляя в суд НЕ досудебное заключение заинтересованных экспертов; 4) эксперты, заинтересованные продавцом автомобилей, могут далее вести антиобщественную экспертную деятельность, фабрикуя заведомо ложные экспертные заключения и давая на суде заведомо ложные показания.

Я имею в личной собственности два гаража в гаражном кооперативе №57, боксе №7 гараж №44, купленный мною 16 января 2001 года и гараж №54, купленный мною 04 сентября 2008 года. На покупку гаража №54 деньги дали моя дочь и её муж, которые в дальнейшем приобрели в кредит у ответчика новый гарантийный автомобиль «Форд Фюжн». В 2009-году дочери и зятю понадобились деньги на погашение кредита. Я предложил не продавать гараж №54, а сдавать в аренду и в надежде уговорить их на этот вариант заключил договор на заключение договора аренды гаража №54 с гр. Агафоновым С.В. с 13 апреля 2009 года. 11 апреля 2009 года дочь с зятем и внуком приехали ко мне в гости на новом автомобиле, проживают они в г. Красноярске. Вечером мы поехали на новом автомобиле Форд Фюжн в гараж №54, убрались в нём и оставили автомобиль на хранение в гараже. На следующий день я собрался ехать в огород за досками для изготовления крышки чердачного люка в гараж №54. По пути я заглянул в гараж №54, включил свет и замерил отверстие чердачного люка. Высота гаража 2м 100 см и замеры я производил, стоя на полу. Пока я выполнял эти действия, то почувствовал запах подгорающей электропроводки. Естественно подозрение пало на стоящий в гараже автомобиль «Форд Фюжн», но заглянуть под капот я не смог, так как автомобиль находился под охраной автосигнализации. Подумав, что запах может исходить из мусорных баков, в которых ради экономии сжигают мусор и которые расположены в конце бокса, Я выключил в гараже свет общим рубильником в электрощите и, замкнув гараж, уехал на своём автомобиле «Нексия» в огород. После огорода Я заехал домой забрал с собой дочь и зятя, повёз их в гараж, чтобы сделать люк в гараже №54 и забрать автомобиль «Форд Фюжн» из гаража. Приехав в гаражный кооператив, мы увидели Сгоревший гараж №54 и стоящие на улице остатки сгоревшего автомобиля «Форд Фюжн». На пепелище работали дознаватель О.В. Рукосуев и заместитель начальника противопожарной лаборатории А.П. Тарасов. Последний объяснил нам, что очаг возгорания расположен в двигательном отсеке автомобиля, проникновения посторонних лиц в гараж не обнаружено, деревянный пол не имеет очаговых повреждений, электропроводка гаража не имеет следов короткого замыкания и вообще весь гараж обесточен в электрощите. Дополнительно он сообщил, что если бы можно было найти «скрутку проводов» в двигательном отсеке автомобиля, то причиной самовозгорания автомобиля явилась бы именно эта «скрутка проводов», но в двигательном отсеке провода от длительного термического воздействия стали хрупкими и осыпались от прикосновения, т.е. найти оплавления окончаний медных проводов не представляется возможным.
22 апреля 2009 года дознаватель Федеральной Противопожарной Службы МЧС РФ Рукосуев О.В. вынес постановление об отказе возбуждения уголовного дела по ст. 168 и ч.1 ст.219 УК РФ, ввиду отсутствия состава преступления. На словах Рукосуев О.В. объяснил, что я могу в гараже №54 делать ремонт. Автомобиль Я оставил на сохранении в гараже №44 для проведения в случае спора обязательной досудебной экспертизы продавцом автомобиля «ФЦ-Редут». В постановлении Рукосуев О.В. указал, что самовозгорание автомобиля могло произойти по причине большого переходного сопротивления в месте ненормативного пожароопасного соединения его проводов (скруток). Из школьной программы по физике мне было ясно, что в месте нагрева проводов изоляция плавится и провода могут замкнуть на «массу», происходит короткое замыкание, которое приводит к воспламенению сначала изоляции проводов, а затем и резиновых бензиновых патрубков, происходит пожар в двигательном отсеке автомобиля. Ссылаясь на это постановление, владелец автомобиля 04 мая 2009 года написал претензию продавцу автомобиля ООО «ФЦ-Редут» с требованием заменить автомобиль, проданный с существенными недостатками на новый, такой же марки. 08 мая 2009 года ответчик пишет, что «В целях получения полных и достоверных данных о причине пожара необходимо проведение независимой автотехнической экспертизы автомобиля (его остатков).». После требования владельца автомобиля по ст.18 Федерального закона о защите прав потребителей продавец обязан «принять товар ненадлежащего качества у потребителя и в случае необходимости провести проверку качества товара». Проверка качества товара не может называться независимой экспертизой, хотя законом не запрещено при проверке качества товара приглашать независимых экспертов, но всё равно проверка качества товара так и остаётся проверкой качества и после неё в случае спора продавец за свой счёт обязан провести досудебную экспертизу. Если проверка качества автомобиля была объективной, то спора не могло возникнуть, тогда не возникла бы надобность в досудебной экспертизе.
19 мая 2009 года в Закрытое административно Территориальное Образование (ЗАТО) г. Железногорска, по заказанным мною пропускам приезжают представители «ФЦ-Редут» юрист Ненько О.А. и директор ООО «Автомобил» Омышев М.Г., как я думал для проверки качества автомобиля. Омышев, посмотрев на остатки автомобиля в гараже №44, заявляет, что не взял с собою сменную одежду, поэтому искать причину возгорания он будет в следующий приезд. Далее Омышев просит пустить его в восстанавливаемый после пожара гараж №54. Находясь в гараже №54, Омышев просит прекратить ремонт гаража до следующего его приезда, дату которого он не знает. На моё возражение, что я могу и далее ремонтировать гараж, Омышев презрительно называет меня глупым человеком, а факт того, что постановление об отказе возбуждения уголовного дела №4 от 22.04.2009 органов дознания ФПС МЧС о причине пожара, не отменил прокурор г. Железногорска высокомерно называет чушью и пустяком. Уже этими действиями Омышев показывает свою заинтересованность в том, чтобы отыскать иной очаг возгорания, который, по его домыслам, находился в гараже. Понимая, что Омышев не имеет законного права осматривать мой гараж, так как ООО «ФЦ-Редут» заказал ему проведение автотехнической экспертизы самовозгоревшегося автомобиля, Я заявляю, что в следующий приезд никого в гараж №54 не впущу и продолжу его ремонт.
22 мая 2009 года в г. Железногорск от «ФЦ-Редут» приезжает 5 человек среди которых уже оскандалившийся Омышев М.Г., юрист Ненько О.А, а с ними пожаротехник Ворошилов Р.Ф., представитель «ФЦ-Редут» Кисляк П.А. и пятый неизвестное лицо. Я, уже зная о заинтересованности Омышева в исходе дела, произвожу видеозапись всех действий на любительскую видеокамеру, видеозапись в дальнейшем предоставляю в Октябрьский районный суд г. Красноярска. Дело по моему иску о защите чести и достоинства и признания комплексного заключения экспертов №124 от 05.06.2009 заведомо ложным к соответчикам ООО «Автомобил», автотехнику Омышеву М.Г. и пожаротехнику Ворошилову Р.Ф. ведёт судья И.М. Парамзина. На этой видеозаписи зафиксированы противоправные действия экспертов совместно с представителями «ФЦ-Редут» после дополнительного заявления Омышева своей прямой заинтересованности в части того, что «очаг не в машине!» : 1) обвинение меня в «уничтожении вещественных доказательств» юристом Ненько, являющимся на тот момент представителем ООО «ФЦ-Редут по доверенности; 2) незаконное открытое проникновение Омышева несвободным допуском в гараж №54, для составления схемы пола гаража, который я успел частично отремонтировать за 3 дня до этого; 3) фальсификация доказательства причины пожара в автомобиле, как то сокрытие огромного оплавления медной клеммы силового кабеля, подсоединявшегося к плюсовой клемме свинцового аккумулятора и указывающее на возникновение в двигательном отсеке автомобиля короткого замыкания, которое как раз и вызвало самовозгорание автомобиля.
09 июня 2009 года «ФЦ-Редут» передаёт владельцу автомобиля письмо, с отказом выполнить его требование о замене сгоревшего автомобиля на новый и предложением обратиться в страховую компанию для получения полной страховой компенсации по КАСКО (Т.2 л.д. 146).
19 июня 2009 года владелец автомобиля, не согласившись с выводами экспертов, составивших комплексное заключение экспертов №124 от 05 июня 2009 года, написал претензию (Т.2 л.д. 33-35) с подробным анализом этого заключения. 25 июня 2009 года «ФЦ-Редут» письменно, повторно отказывает выполнить требование владельца автомобиля, перекладывает свою ответственность на владельца автомобиля по ст.963 ГК РФ (Последствия наступления страхового случая по вине страхователя) и предлагает оспорить заключение экспертов №124 в судебном порядке. Возник спор. Далее по ст.18 ФЗ о защите прав потребителей «В случае спора о причинах возникновения недостатков товара продавец обязан провести экспертизу товара за свой счет. Потребитель вправе присутствовать при проведении экспертизы товара и в случае несогласия с ее результатами оспорить заключение такой экспертизы в судебном порядке.».
В проведение досудебной экспертизы входит: поиск легитимных экспертов соответствующей профессиональной подготовки; предоставление им материалов предыдущих экспертных проверок материалов ФПС МЧС, в том числе комплексного заключения экспертов №124 по проверке качества автомобиля, изъятых частей автомобиля и сам автомобиль; оплата работы независимых экспертов по договору о производстве досудебной экспертизы. ООО «ФЦ-Редут» при производстве досудебной экспертизы имеет право присутствовать, задавать вопросы экспертам и давать пояснения. Вмешиваться в ход экспертного исследования ООО «ФЦ-Редут» не имеет право.
ООО «ФЦ-Редут» после спора не провёл экспертизу товара, которая квалифицируется как ДОСУДЕБНАЯ и которая по Закону оспаривается в судебном порядке. 01 июля 2009 года владелец автомобиля подает иск в Октябрьский районный суд г. Красноярска судья Родичева Г.В. ведёт дело. Я, будучи юридически неграмотным человеком, думаю, что не являюсь потребителем автомобиля, не подаю совместный иск и даже не заявляю самостоятельные требования относительно предмета спора. Поэтому на этом судебном разбирательстве Я не являюсь его участником. Представитель ООО «ФЦ-Редут» юрист Ненько О.А. на судебном заседании при подготовке дела к судебному разбирательству называет комплексное заключение экспертов №124 от 05.06.2009 года ДОСУДЕБНЫМ, то есть выполненным после спора с владельцем автомобиля. Приобщение к материалам судебного дела заключения НЕДОСУДЕБНОЙ экспертизы является фактом фальсификации письменных доказательств и квалифицируется как уголовное преступление по ч.1 ст.303 УК РФ. Преступление считается оконченным в момент приобщения к материалам дела документов, не предусмотренных Федеральным Законом о защите прав потребителей.
09 июля 2009 года Я подаю иск о защите чести и достоинства, компенсации морального вреда и признании комплексного заключения экспертов №124 от 05.06.2009 заведомо ложным к соответчикам «ООО «Автомобил», Омышеву М.Г. и Ворошилову Р.Ф. в Октябрьский районный суд г. Красноярска судья Парамзина И.М. ведёт дело.
Владелец автомобиля выигрывает иск у ООО «ФЦ-Редут», но Я свой иск у заинтересованного судьи Парамзиной И.М. проигрываю. Судья, не исследуя в суде, ошибочно определяет комплексное заключение №124, как ДОСУДЕБНОЕ, в решении пишет, что для доказательства заведомой ложности «досудебного» заключения экспертов, Я должен его сначала опротестовать в судебном порядке, вопреки ст.18 Федерального «Закона о защите прав потребителей», по которой должно опротестовываться в судебном порядке заключение ДОСУДЕБНОЙ экспертизы после возникновения спора. Решение судьи Парамзиной И.М. не правомочно. Фальсификация письменных доказательств – не досудебное комплексное заключение №124 «сработало». Кассационное обжалование решения судьи Парамзиной И.М. не приносит результата, судебная коллегия, не позволяя мне зачитать объяснение кассационной жалобы, отказывает в удовлетворении жалобы. Органы дознания по моему заявлению о преступлении по ст.307 УК РФ от 10.11.2009 года, фальсифицируя письменные доказательства виновности Омышева и Ворошилова, третий год выносят неправомочные постановления об отказе возбуждения уголовного дела по причине того, что дознавателям не удаётся добыть доказательства умысла подозреваемых. Главной причиной вынесения этих постановлений является желание (умысел) не навредить репутации судьи Парамзиной И.М.
Согласно вступившему в законную силу 07.07.2009 года решению Октябрьского районного суда г. Красноярска по иску владельца автомобиля к ООО «ФЦ-Редут» (Т.1 л.д. 252-256), причиной самовозгорания автомобиля явилась техническая неисправность его электропроводки, за которую отвечает продавец некачественного товара ООО «ФЦ-Редут». Точнее в решении суда указано, что ненормативная пожароопасная скрутка проводов является существенным недостатком автомобиля, проданного ответчиком. Скрутка проводов была установлена ответчиком при установке автосигнализации на этот автомобиль, данный факт ООО «ФЦ-Редут» признал и возместил всё владельцу автомобиля. После вступления в законную силу решения этого суда и письменного отказа ООО «ФЦ-Редут» о возмещении мне имущественного вреда за сгоревший гараж, Я, уверенный, что ложное комплексное заключение экспертов №124 от 05.06.2009 года, не надо опротестовывать в судебном порядке, обратился в Железногорский городской суд с иском 06 декабря 2010 (с учетом изменения исковых требований 28.03.2012г.) к ООО «ФЦ-Редут» о защите чести и достоинства, о признании меня потребителем, о признании заведомо ложным комплексное заключение экспертов №124 от 05.06.2009 года по проверке качества самовозгоревшегося автомобиля, о возмещении имущественного ущерба по «Закону о защите прав потребителей» и упущенной выгоды по ст.15 ГК РФ, компенсации морального вреда, нанесённого представителями ответчика надуманными обвинениями меня в уголовном преступлении. Обосновал свои требования тем, что являюсь собственником индивидуального гаража, который был поврежден 12.04.2009 года в результате самовозгорания оставленного в нем на хранение автомобиля «Форд Фьюжн», принадлежащего мужу моей дочери (зятю). В момент пожара я использовал автомобиль для хранения в гараже №54, поэтому являлся пользователем автомобиля. Сгоревший автомобиль до проверки его качества Я сохранял в гараже №44.
Ответчик не спорил о недостатках автомобиля, а не согласился с начальной суммой имущественного вреда по отчёту оценки Новожилова П.Г. №526-11/10 от 13.11.2010 года, составлявшего сумму 111 599 рублей 98 копеек, заявив, что Я не произвёл ремонт гаража, а произвёл его улучшение, чем ответчик препятствовал восстанавливать поврежденный гараж, использовать его по назначению, продавать или сдавать его в аренду, так как строительные материалы на его восстановление Я покупал, по мере возможности изъятия нужной суммы на их покупку из семейного бюджета, который у меня не высок. В досудебном порядке ответчик отказался от возмещения суммы в размере всего 50 000 рублей, уплаченной мною за гараж по договору купли продажи в сентябре 2008 года, за вычетом стоимости земельного участка под гаражом.
Зная, что скрутки вызывают разогрев изоляции проводов с последующим их замыканием на «массу», вызывая пожар в двигательном отсеке, «ФЦ-Редут» даёт на автосигнализацию гарантию всего 3 месяца, вместо 2-х лет основной гарантии на автомобиль. Если автомобиль застрахован по КАСКО, то в случае самовозгорания а/м «ФЦ-Редут» организует при проверке качества а/м экспертизу «карманными» экспертами, которые устанавливают, что автомобиль подожгли третьи лица и посылает за компенсацией в страховую компанию. Если удаётся выбить страховое возмещение, не нарушив ст.965 ГК РФ, то владелец а/м идете к продавцу «ФЦ-Редут» и покупаете новый а/м. Обкатанная схема на этот раз подвела, так как а/м самовозгорелся в гараже, а не на улице во дворе.

Суды первой и второй инстанции, допустив существенные нарушения норм материального и процессуального права, не защитили мои права и общественные интересы, охраняемые законом:
1. В соответствии с абз. 2 п. 2 постановления Пленума ВС № 11 от 18 августа 1992 г. "О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» к порочащим отнесены сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином действующего законодательства или моральных принципов (о совершении нечестного поступка, неправильном поведении в коллективе и т.п.) Согласно вышеуказанной нормы, обвинение граждан в уничтожении (фальсификации) вещественных доказательств по ст.303 УК РФ и обвинение в умышленном поджоге по ст.167 УК РФ несут характер порочащий честь и достоинство гражданина!
Я вменял ответчику надуманную фразу по уничтожению мною в восстанавливаемом после пожара гараже «вещественных доказательств» (следов преступления), произнесённую юристом Ненько О.А. 22.05.2009 года и надуманную фразу, что Я «сжёг автомобиль», произнесённую юристом Самойленко А.В. в суде 29.12.2009 года по иску владельца автомобиля к ООО «ФЦ-Редут». Как видим Ненько О.А. первой фразой распространил заведомо ложные сведения, которыми обвинил меня в уголовном преступлении ещё до осмотра остатков сгоревшего автомобиля и до судебных разбирательств. Представитель ответчика С.А. Шестерня не опротестовывал на суде порочащий характер этих фраз, он только заявил под протокол, что на видеозаписи записана проверка качества проданного ответчиком автомобиля, имея ввиду, что в этом случае представители ответчика имели право вмешиваться в ход экспертных действий и до осмотра автомобиля высказывать свои домыслы, порочащие честь и достоинство третьего лица. Не нарушая закон, ответчик имел право обратиться в общество по защите прав потребителей по ст.45 «Закона о защите прав потребителей», которое само нашло независимых экспертов, но в этом случае эксперты конечно не стали бы фальсифицировать доказательства и дали объективное заключение, что было не выгодно ответчику. После спора с покупателем ответчик, всё равно, обязан был провести досудебную экспертизу, которую он не провёл в корыстных целях, надеясь, что владелец автомобиля бесконечно будет добиваться в суде страхового возмещения и пропустит срок исковой давности.
Оба суда обошли в своих решениях фразы необоснованного обвинения меня в уголовном преступлении, умышленно распространённые представителями ответчика в корыстных целях, даже не упомянув их в своих решениях, так как понимали, что эти фразы порочат честь и достоинство гражданина, то есть суды лишили меня конституционного права защиты своей чести, согласно ст.23 ч.1 Конституции РФ. Так суд первой инстанции в решении (стр.15 абз.2 сверху) написал: «оценка собранных по другому делу доказательств, изложенные представителем ответчика по другому гражданском у делу в устной или письменной форме не могут являться доказательствами по рассматриваемому гражданскому делу», т.е. другой суд оценил обвинения меня в уголовном преступлении по статьям 167 и 303 УК РФ не соответствующими действительности, ложными, но для суда по моему иску к ответчику оценка другим судом не является доказательством, причём доказательств совершения мною преступления ответчик не представил, а сами факты обвинения были надуманы. Чтобы освободить ответчика от возмещения морального вреда, который я оценил в 200 тысяч рублей, суд пошёл на нарушение ст.61 ГПК РФ, по которой «Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда.». Суд повторно стал исследовать отказные материалы Федеральной противопожарной службы по причинам пожара, произошедшего 12.04.2009 года в моём гараже, по которым иным судом вынесено решение, вступившее в законную силу 07.07.2010, и в котором указано, что мой гараж сгорел по причине технической неисправности электропроводки гарантийного автомобиля, проданного ответчиком. По существу, суд первой инстанции проводил переоценку доказательств по ранее рассмотренному делу, чем нарушил Федеральное законодательство.
Согласно ст.1083 ГК РФ «суд может уменьшить размер возмещения вреда, за исключением случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно». Разработанная грамотными юристами, представлявшими ООО «ФЦ-Редут», схема обмана юридически безграмотных потребителей не сработала. Ответчик проиграл суд по иску владельца автомобиля и по моему иску к ответчику в Железногорском городском суде, но эти суды сделали всё возможное, чтобы уменьшить сумму возмещаемого вреда, и скрыли действия представителей ответчика, нарушивших ст.303 УК РФ, так как понимали, что ответчик, обвиняя меня в уголовном преступлении, сам нарушал УК РФ в корыстных целях, то есть умышленно.
Суды допустили существенное нарушение норм материального и процессуального права, а именно ч.2. ст.61 ГПК РФ, ст. ст.152, 1083 и 1100 ГК РФ, п.11 Пленума ВС № 3 от 24 февраля 2005 г. «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а так же деловой репутации граждан и юридических лиц», в котором указано, что если сведения, по поводу которых возник спор, сообщены в ходе рассмотрения другого дела в отношении других лиц, не являющихся участниками судебного процесса, то эти лица, считающие такие сведения не соответствующими действительности и порочащими их честь, могут защитить свои права в порядке, предусмотренном ст. 152 ГК РФ. Зато, оценку собранных по другому делу доказательств по моему иску о защите чести и достоинства к соответчикам ООО «Автомобил», автотехнику Омышеву М.Г. и пожаротехнику Ворошилову Р.Ф., суды положили в основу своего решения об отказе взыскания с ООО «ФЦ-Редут» компенсации морального вреда, вопреки тому, что ООО «ФЦ-Редут» не являлся стороной этого судебного разбирательства, на котором оценивались иные фразы, произнесённые не его представителем, а экспертом автотехником Омышевым М.Г..
Согласно ст.152 ГК РФ гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство, вправе требовать возмещения морального вреда, причиненных их распространением. Согласно ст.1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен распространением сведений, порочащих честь и достоинство.
При компенсации морального вреда в силу вышеуказанных норм, предоставления каких-либо доказательств причинения нравственных или физических страданий не требуется, как не требуется и доказательства вины ответчика. В силу пункта 1 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений. Произнесение фразы Ненько О.А. об уничтожении мною в гараже «вещественных доказательств» ст.303 УК РФ доказана видеозаписью, просмотренной в суде. Произнесение фразы Самойленко О.А. о «поджоге автомобиля» ст.167 УК РФ доказана показаниями свидетелей моей дочери Пригожих М.В. и владельца сгоревшего автомобиля моего зятя Пригожих В.А., присутствовавших на всех судебных заседаниях. Обе фразы ни кем не оспаривались. Представитель ответчика Шестерня С.А. на суде по моему иску не пытался доказать действительность распространённых сведений. Это за него сделал заинтересованный судья П.В. Колегов, не давший оценку этих фраз в своём решении, он просто не стал их рассматривать, так как знал, что эти фразы не соответствуют действительности и противны правилам чести, чем лишний раз подтвердил свою заинтересованность в исходе дела и нарушил ст.12 ГПК РФ в части состязательности сторон.
Если не отменить решение судов в этой части, то стороны безнаказанно смогут порочить честь и достоинство лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно спора или вообще не участвующих в деле, без добычи фактов, подтверждающих соответствия действительности распространяемых сведений.
2. К моральному вреду относится нарушение здоровья лица, в результате перенесённых душевных переживаний. В результате перенесения длительных стрессов, с последующей глубокой депрессией, после неоднократных надуманных обвинений меня в уголовном преступлении, у меня появилось, не имевшееся ранее, заболевание туберкулёзом в активной форме, чем причинен вред моему здоровью. Инфицируется туберкулёзом человек один раз в жизни, обычно в детском возрасте, после чего у него вырабатывается противотуберкулёзный иммунитет, не позволяющий человеку заболеть активной формой тубёркулёза на протяжении всей его жизни, но иммунитет может снизиться в результате длительных стрессовых ситуаций, которые сопровождаются душевными страданиями. Врачи изначально допустили ошибку, поставив мне диагноз воспаление лёгких, и далее переферический рак лёгких, только после резекции левого лёгкого врачи установили у меня диагноз - туберкулёз лёгких. Пройдя противотуберкулёзную химиотерапию, я избавился от активной формы туберкулёза, получив взамен вред здоровью от побочных действий лекарств, которые я вынужден принимать в целях профилактики ещё в течении 4-х лет. Если бы мне не был установлен правильный диагноз, хоть и операционным путём, то я мог умереть и не пережить столь длительных по времени судебных разбирательств, которые не оканчиваются до сих пор. Избежать стрессы в результате длительных судебных разбирательств с ответчиком, включая судебные разбирательства моих детей, мне не удаётся, поэтому я постоянно принимаю дорогостоящие пробиотики, укрепляющие мой противотуберкулёзный иммунитет и продолжаю, как и до заболевания, вести здоровый образ жизни, то есть не употребляю спиртное и не курю. Никто из моих родственников ранее не болел и не заразился от меня туберкулёзом, о чем свидетельствует справка из ФГУЗ КБ №51 от 30.03.2011 года (т. 1 л.д. 80), имеющаяся в деле и следованная в суде.
Моё заболевание активной формой туберкулёза указывает только на степень перенесенных мной душевных страданий, которую суд не стал оценивать по своему внутреннему убеждению, решив, что до обвинения ответчиком меня в уголовном преступлении Я уже болел туберкулёзом. Отмечу, что заболевание туберкулёзом выявляется только по флюрограмме лёгких и далее подтверждается врачами фтизиатрами. В моём случае подтверждение затенения левого лёгкого по причине туберкулёза произошло только в следствии биохимического анализа лёгочной ткани после операции по резекции левого лёгкого.
Если не отменить решение судов в части того, что моральным вредом является только нарушение у гражданина здоровья по причине душевных страданий, то суды, нарушая ст.1100 ГК РФ, так и будут продолжать писать в своих решениях, что «истец не доказал причинно следственной связи своего заболевания с перенесёнными душевными страданиями, поэтому моральный вред истцу не нанесён».
3. Согласно последнего изменения исковых требований от 28.03.2012 года, Я просил признать заключение комплексной экспертизы №124, проведенной в рамках проверки качества проданного товара, заведомо ложным и изначально не имеющим для суда доказательную силу, т.е. фиктивным, так как обязательную досудебную экспертизу после спора с владельцем автомобиля ответчик не выполнил, нарушив ст. 18 «Закона о защите прав потребителей». При досудебной экспертизе ответчик имел право присутствовать, задавать вопросы и давать пояснения, но вмешиваться в ход исследования он не имел права. Досудебная экспертиза производится по правилам судебной экспертизы (Федеральный закон №73 от 31.05.2001), то есть искусственно создать доказательства при производстве досудебной экспертизы ответчик не мог, что естественно его не устраивало.
Единственным письменным доказательством невиновности ответчика, на которое ссылались представители ответчика, являлось НЕ досудебное, фиктивное и заведомо ложное заключение заинтересованных в исходе дела экспертов, да и то оно было недопустимым доказательством, так как исследование автомобиля проводил представитель «ФЦ-Редут» Кисляк А.П..
Спор с владельцем автомобиля возник только спустя две недели составления ответчиком комплексного заключения экспертов №124 от 05.06.2009 года, когда владелец послал «ФЦ-Редут» претензию на заключение №124 с подробным анализом (т.2 л.д.33-35). Заведомо ложной является экспертиза, если хоть одной из сторон станет известно, что эксперты хотя бы косвенно заинтересованы в исходе дела. Омышев М.Г. заявил, что «очаг возгорания находится не в автомобиле» на видеокамеру, ещё не приступая к осмотру сгоревшего автомобиля, а юрист ответчика подсказал ему, что владелец гаража не производил в нём ремонт, а «уничтожал вещественные доказательства». Обе стороны и я, как третья сторона, узнали о прямой заинтересованности экспертов и представитель ООО «ФЦ-Редут» Ненько О.А. 22.05.2009г. заявлением, что суд владелец автомобиля не выиграет, дал понять, что потребителю придётся обращаться в суд, вопреки тому, что досудебного спора ещё не возникло. Предоставленное в суд заключение экспертов по проверке качества товара не является заключением досудебной экспертизы. Октябрьский районный суд, по иску владельца автомобиля к ООО «ФЦ-Редут», не принял заключение №124 заинтересованных экспертов в качестве доказательства невиновности «ФЦ-Редут», но и не дал оценку о заведомой ложности экспертизы, так как судья, нарушив ст. ст. 55, 56, 59, 60 и 67 ГПК РФ, определила видеозапись от 22.05.2009г. недопустимым доказательством, не приобщив её к делу, не просмотрев и оценив в суде, а фиктивное и заведомо ложное заключение, определила допустимым доказательством, приобщила к делу и исследовала в суде. Директор ООО «Автомобил» автотехник Омышев М.Г., зная, что заключение будет заведомо ложным, чтобы избежать уголовной ответственности не предупредил себя и пожаротехника Ворошилова Р.Ф. о наступлении уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст.307 УК РФ.
Если бы автотехник Омышев не заявил на видеокамеру о своей «железобетонной» заинтересованности в том, что «очаг не в машине», то комплексное заключение экспертов №124 и его показания в суде можно было считать ошибочными, но учитывая заинтересованность Омышева в исходе дела, заключение №124 и его показания на суде стали заведомо ложными после вступления в законную силу решения Октябрьского районного суда 07.07.2010 года по иску владельца автомобиля к ООО «ФЦ-Редут».
Суды лишили меня права осуждения заинтересованных экспертов, давших заведомо ложное экспертное заключение, так как Октябрьский районный суд г. Красноярска по моему иску к экспертам Омышеву М.Г. и Ворошилову Р.Ф. решил, что я не доказал заведомую ложность комплексного заключения №124, так как суд оценил это заключение досудебным, а досудебное экспертное заключение следует сначала опротестовывать в судебном порядке, то есть оба суда решили вопреки показаниям представителя ответчика Шестерня С.А., что 22.05.2009 года ответчик, допустив многочисленные нарушения Федерального законодательства, лично исследовав автомобиль и изъятые его части, искусственно создал с помощью экспертов заключение №124. Понятно, что суды встали на защиту неправосудного решения судьи Парамзиной И.М. и в этой «битве» сами допускают нарушения Федерального законодательства, в надежде, что Я, удовлетворюсь малой суммой возмещения имущественного вреда и не стану защищать свою честь и достоинство.
Представление в суд искусственно созданного, заведомо ложного заключения не досудебной экспертизы, полученного с многочисленными нарушениями Федерального законодательства, является фактом фальсификации доказательств.
Суд первой инстанции допустил существенное нарушение норм материального права, а именно ч.2 ст.61 «Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.». Суд по существу, провёл повторную судебную оценку доказательств по ранее рассмотренному делу и решил, что «ФЦ-Редут» несёт ответственность за пожар в моём гараже, то есть суд подтвердил, что Я не уничтожал в гараже «вещественные доказательства» и не «поджигал автомобиль».
Суды пошли на нарушение ч.3 ст.226 ГПК РФ, чтобы скрыть факт преступления ответчиком. Если бы суды признали факт ответственности за причинение мне морального вреда в результате посягательств на честь и достоинство, то естественно должны были признать факт, что именно представители ответчика фальсифицировали доказательства, а не Я. Прокуратура просит не компенсировать мне моральный вред, так как знает, что моё заявление о преступлении против правосудия по ст.303 УК РФ в следственный комитет по Красноярскому краю даже не принимается и не регистрируется, а Краевая прокуратура не усматривает нарушения по ст.ст. 144 и 145 УПК РФ, то есть правоохранительные органы пытаются скрыть признаки преступления против правосудия, в результате чего вынесено неправосудное постановление судьёй И.М. Парамзиной.
Без отмены судебного решения в этой части не возможно соблюдение общественных интересов, охраняемых законом (ст.ст. 303 и 307 УК РФ), по которым никто не имеет право фальсифицировать доказательства и фабриковать не только заведомо ложные, но и просто ложные заключения.
4. Согласно ч.2 ст.15 ГК РФ «Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).».
В связи невозможностью заключить договор аренды повреждённого огнём гаража №54, Я понёс убытки в виде неполученного дохода, который Я получил бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы моё право, хранить в гараже №54 исправный автомобиль, не было ответчиком нарушено, с учетом индексации (приведение цен на момент вынесения решения) по ч.3 ст.393 ГК РФ, в размере 61 203 рубля 53 копейки, исходя из договора о намерениях с гр. Агафоновым С.В. и согласованной платы за аренду 50 рублей в день за 1079 дней, начиная с 13.04.2009 года по 28.03.2012 года согласно ст.15 ГК РФ. Я не требовал возмещение упущенной прибыли за невозможность продажи гаража №54, который я мог бы продать за 84 000 рублей (по оценке Новожиловым П.Г... Даже без индексации эта сумма больше суммы в размере 61 203 рубля 53 копейки.
Я понёс убытки в виде оплаты услуг гаражного кооператива по гаражу №54 и невозможностью пользоваться этими услугами, с учетом индексации (приведение цен на момент вынесения решения) по ч.3 ст.393 ГК РФ, в размере 2020 рублей 06 копеек. Оплата услуг гаражного кооператива по предоставлению электроэнергии, ремонту дорог, уборке снега и т.д. мною была выполнена, но пользовался Я, оплаченными услугами не для личных семейных нужд, а, восстанавливая моё нарушенное ответчиком право, ремонтируя гараж после пожара. Если бы я не стал ремонтировать гараж сразу после пожара, то в течение трёх лет пока тянутся судебные разбирательства, в гараже полностью сгнил деревянный пол, обрушилась смотровая яма и погреб, то есть я ещё сберёг денежные средства, которые ответчик должен возместить по ст.15 ГК РФ. Я не требовал возмещения расходов, которые Я понес как собственник имущества независимо от невозможности использовать гараж в период до проведения восстановительных работ, так как к ним относится налог на строения (владение гаражом) и который я ежегодно исправно оплачиваю.
Суд апелляционной инстанции обязал ответчика возместить упущенную выгоду по оплате услуг гаражного кооператива за гараж №44, но отказал в возмещении упущенной выгоды по оплате услуг гаражного кооператива за сгоревший гараж №54. Такая выборочность удовлетворения исковых требований объясняется только пристрастием суда!
Если не отменить в этой части решения суда в части неверного толкования возмещения убытков и упущенной выгоды, то моё право полного возмещения причиненных мне убытков ответчиком останется нарушенным.
5. Я требовал в иске от 28.03.2012 года согласно ст.7 и ст.40 «Закона о защите прав потребителей», вынести частное определение, в котором указать федеральному органу исполнительной власти по Красноярскому краю, осуществляющему функции по контролю и надзору в области защиты прав потребителей и безопасности товаров (работ, услуг) на принятие мер по приостановлению выполнения работ ООО «ФЦ-Редут» по установке сигнализаций на автомобили, т.е. выполнения работ, которые не соответствуют обязательным требованиям безопасной эксплуатации автомобилей и могут причинить вред жизни и здоровью потребителя, и которые уже причиняют вред имуществу потребителя, до устранения причины, вызывающей самовозгорание автомобилей.
Суд первой инстанции единолично решил, что самовозгорание автомобиля «Форд Фьюжн» является единичным случаем и отказался выносить частное определение. Суд второй инстанции указал, что вынесение частного определения это право суда, а не обязанность. Оба суда нарушили ст.1065 ГК РФ, согласно которой «Суд может отказать в иске о приостановлении либо прекращении соответствующей деятельности лишь в случае, если ее приостановление либо прекращение противоречит общественным интересам.». Если не отменить решение суда, то получится, что самовозгорание автомобиля, могущее стать причиной гибели потребителей, не противоречит общественным интересам. Абсурдное решение!
Если не отменить абсурдное решение суда в этой части, то невозможно соблюдение прав потребителей согласно ст.7 ФЗ о защите прав потребителей, «Потребитель имеет право на то, чтобы товар (работа, услуга) при обычных условиях его использования, хранения, транспортировки и утилизации был безопасен для жизни, здоровья потребителя, окружающей среды, а также не причинял вред имуществу потребителя.».
6. Я просил признать меня потребителем, так как изначально моё исковое заявление по месту прописки судья П.В. Колегов не принял, сославшись на то, что я не являлся потребителем, так как не владел автомобилем. На определение П.В. Колегова я подал частную жалобу в Красноярский краевой суд, в которой указал на неверное толкование судом определения потребителя в п.1 Постановления Пленума ВС РФ от 29 сентября 1994 года за № 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» и «Закона о защите прав потребителей». Суд по частной жалобе я выиграл и П.В. Колегову пришлось принять к рассмотрению мой иск. По изложенным основаниям Я просил признать меня потребителем, потерпевшим вследствие существенных недостатков проданного моему зятю автомобиля, так как использовал автомобиль для сохранения его в своём гараже №54, то есть являлся потребителем. Владельцы других гаражей естественно не являлись потребителями, так как не использовали автомобиль в потребительских целях. Так суд первой инстанции в решении (стр.7 абз.5 сверху) написал: «Поскольку автомобиль, проданный ООО «ФЦ-Редут» использовался истцом в потребительских целях, что никем не оспорено и не опровергнуто, истец является потребителем, а ООО "ФЦ-Редут" - исполнителем в смысле Закона РФ "О защите прав потребителей" и судебного решения для установления такого статуса не требуется.». Такое правильное решение в части признания меня потребителем судья П.В. Колегов принял после моих четырёх отводов судье, в надежде, что я не стану обжаловать его решение в отказе денежного возмещения морального вреда необоснованными обвинении меня в уголовном преступлении по ст. ст. 167 и 303 УК РФ.
Так же суд первой инстанции, признав меня потребителем автомобиля, взыскал с ответчика компенсацию морального вреда по Федеральному «Закону о защите прав потребителей», Так в решении (стр.15 абз.5 снизу) написал: «Поскольку судом установлено ненадлежащее исполнение ответчиком своих обязанностей по продаже надлежащего товара, суд, руководствуясь положениями ст. 15 Закона РФ "О защите прав потребителей" приходит к обоснованному выводу о взыскании с ответчика в пользу Селоустьева В.В. компенсации морального вреда. При этом суд считает необходимым указать, что при компенсации морального вреда в силу вышеуказанной нормы предоставления каких-либо доказательств причинения нравственных или физических страданий не требуется.». Добавлю, что компенсации морального вреда в силу вышеуказанной нормы осуществляется только потребителю.
Суд второй инстанции, не отменяя судебное решение суда первой инстанции, лишает меня законного права являться потребителем автомобиля, так в определении апелляционного суда (стр.9, абз.2 снизу) написано: «Законных оснований для взыскания с ответчика в доход бюджета штрафа, предусмотренного пунктом 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» не имеется, поскольку такой штраф является мерой ответственности для продавца (исполнителя) за неисполнение договорных обязательств перед потребителем, а спорное правоотношение между истцом и ответчиком регулируются нормами ГК РФ и данного Закона о внедоговорной ответственности из причинения вреда.».
Суд второй инстанции, допускает неверное толкование п.6 ст. 13 «Закона о защите прав потребителей», по которому «При удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.». В законе нет ни слова о внедоговорной ответственности перед потребителем. Внедоговорная ответственность возникает только перед потерпевшим и только в части возмещения ему имущественного вреда. Поэтому суд второй инстанции признаёт меня только потерпевшим по ч.2 ст. 14 этого закона, вопреки тому, что в моём случае потерпевшими являются другие владельцы пострадавших гаражей. Так владелец гаража №56 Шишлов Н.Н. обратился в Железногорский мировой суд с иском к «ФЦ-Редут» по ч.2 ст. 14 «Закона о защите прав потребителей», требуя взыскать с ответчика только имущественный вред и «ФЦ-Редут» признал иск, теперь владелец гаража №56 пытается получить денежную сумму с ответчика по исполнительному листу, но пока безрезультатно.
Согласно Постановления Пленума ВС РФ от 29 сентября 1994 года за № 7, при рассмотрении требований потребителей, вытекающих из договоров, применяются положения ГК РФ, если иное не предусмотрено Законом Российской Федерации "О защите прав потребителей" в части, не урегулированной ГК РФ. ГК РФ внедоговорная ответственность в части взыскания пятидесятипроцентного штрафа с продавца не урегулирована, значит, суды обязаны принимать решение согласно п.6 ст. 13 «Закона о защите прав потребителей», а не принимать сторону продавцов, искажающих понятие потребителя.
В письменных возражениях на апелляционную жалобу представитель «ФЦ-Редут» Шестерня С.А. просит не отменять решение суда первой инстанции, то есть он признаёт меня потребителем автомобиля, вопреки тому, что изначально в своих письменных возражениях на мой иск он не признавал меня потребителем, так как Я не состоял с продавцом в договорных отношениях. На этом основании Шестерня С.А. просил не взыскивать с ответчика компенсацию морального вреда по ст.15 «Закона о защите прав потребителей». Получается, что суд второй инстанции нарушил закон, зная, что пятидесятипроцентный штраф взыскивается в местный бюджет, то есть мои права вроде бы по «Закону о защите прав потребителей» не нарушены, но мои права по ст. 1065 ГК РФ (предупреждение причинения вреда) суд не учёл. Искажая понятие потребителя, суд не предупреждает причинение вреда, в части отказа в будущем компенсации морального вреда потребителю.
Если не отменить решение суда в этой части, то получится, что Федеральный «Закон о защите прав потребителей», станет законом о защите прав владельца товара, купившего товар по договору и использующего товар в потребительских целях. При чём, если товар не используется владельцем, то потребителей товара нет, а есть только пострадавшие. Принять такое неверное толкование «Закона о защите прав потребителей» нельзя! Рассмотрим простой пример: Автомобиль является средством передвижения, как для водителя, так и пассажиров. По «Закону о защите прав потребителей» водитель и пассажиры являются потребителями. Если они все пострадают в момент нахождения в автомобиле по вине продавца этого автомобиля, то пятидесятипроцентный штраф должен взыскиваться с суммы компенсации вреда водителю и пассажирам, хотя в договорных отношениях с продавцом может являться только один из них, или не являться никто (в случае управления а/м по доверенности). Если по вине продавца автомобиля, например, пострадают и пешеходы, то вред, причинённый им взыскивается с продавца по ст. 14 «Закона о защите прав потребителей» как пострадавшим, но сумма вреда пешеходам не учитывается при подсчёте пятидесятипроцентного штрафа. Вот кого Закон имеет в виду под понятием пострадавший, не состоящий с продавцом в договорных отношениях.
Так потребителем товара является любое лицо, потребляющее, использующее товар «в потребительских целях», ст. 1095 ГК РФ. Если потребитель пострадает от недостатков товара, который был приобретён покупателем для использования в предпринимательской деятельности, то ответственность за вред, причинённый потребителю недостатками товара, несёт покупатель этого товара, а не его продавец. Так по ст.1064 ГК РФ покупатель будет «лицом, причинившим вред».
Если не отменить решение суда в части неверного толкования понятия потребителя, то продавцами товаров и судом в дальнейшем будут нарушаться права потребителей! Так согласно п. 46 Постановления пленума ВС от 28.06.2012г. №17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» взыскание пятидесятипроцентного штрафа по ст.13 «Закона о защите прав потребителей» «суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду (пункт 6 статьи 13 Закона).». Теперь право получения штрафа перешло к потребителю, но суды будут продолжать лишать потребителей их законных прав!
7. Судья президиума Красноярского краевого суда Н.В. Бугаенко, отказав в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, допустил халатность, не увидев в моей кассационной жалобе доводов о нарушении норм материального или процессуального права, влекущих отмену судебных постановлений.
Все перечисленные судебные решения, в указанной части, противоречат Задачам гражданского судопроизводства по ст.2 ГПК РФ, не способствуют укреплению законности и правопорядка, предупреждению правонарушений, формированию уважительного отношения к закону и суду, не могут служить гарантией независимости, объективности и беспристрастности суда и противоречат основной конституционной цели - защиты неправомерно нарушенных прав и охраняемых законом интересов.
ПРОШУ:
на основании вышеизложенного, руководствуясь ст. 390 ГПК РФ, отменить постановление суда апелляционной инстанции в указанной части и направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции Красноярского краевого суда.

Дата публикации:

Страна: Россия   Область: Вся Россия

Категория: Политика и госструктуры / Другое

0 комментариев

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь на сайте, это займет несколько секунд.




Быстрая регистрация через соцсети:
Войти через Google+Войти через Mail.ruВойти через ВКонтактеВойти через Яндекс